Kate S. Mint
The Box
это я пишу сюда

Название: 1. Вторжение (смех)
Фандом: Saiyuki Gaiden
Герои: Тенпо, Конзен
Тема: 2-4, Вторжение
Объём: (в словах или знаках) 356 слов
Тип: (джен)
Рейтинг: G
Саммари: Когда мы их – это миротворческий акт, а когда они нас – это вторжение.

- Когда мы их – это миротворческий акт, а когда они нас – это вторжение. Ну, я не знаю, как еще проще тебе объяснить. Правда, не знаю.
Ораторское искусство доблестного маршала Тенпо было однозначно и бесповоротно сокрушено ленивой нелюбознательностью глупого канцеляриста Конзена.
Конзен отложил стопку документов в сторону.
- Послушай, Тенпо, - неторопливо сказал он. – А вот то, что ты вломился в мой кабинет и вот уже полчаса несешь какую-то чушь – это вторжение?
Тенпо закурил сигарету, разглядывая белую стену, терпеливо вздохнул.
- Нет, Конзен. Это дань нашей старой дружбе, - устало ответил он.
Проблемы вторжения совсем не волновали Конзена, казалось, он живет одним днем, слепо и беспечно плывет по реке вечной жизни, не интересуясь особо ничем.
- А, понятно. То есть это все-таки не вторжение и не миротворческий акт, - сказал Конзен. – И что, кто куда вторгается?
Интерес маршала к беседе увядал и чах, подобно венку из ромашек, любовно сплетенному и забытому, придавленному тяжелыми папками, ненужно валяющемуся на конзеновском столе.
- Никто никуда уже не вторгается, - устало вздохнул Тенпо.
- Ну, тогда до встречи, - пробормотал Конзен, старательно изображающий обреченную активность человека, тонущего в пучине дедлайна. – Прости, старик, работа, сам понимаешь. Дверь отодвигается в сторону, а не на себя. Извини, не провожаю.
Тенпо даже не пошевелился.
- Какая жалость, - сказал Тенпо. – А я так рассчитывал на твою помощь. Так рассчитывал. Уже с К-сама договорился, чтобы отпустила тебя дня на два. А ты, оказывается, так загружен…
- Любая загруженность – это иллюзия, Тенпо, - снисходительно сообщил Конзен. – Сейчас, переоденусь и пойдем. Пока она не передумала.
Он скрылся за дверями комнаты, прилегающей к кабинету.
Тенпо задумчиво посмотрел в окно.
Как обычно, было лето, и в саду пели птицы.
Как обычно, трава была зеленой и шелковистой, а люди были эгоистичными и продажными.
- Ну и чем ты мне сможешь помочь! – крикнул Тенпо. – Ты простых вещей понять не можешь!
- Трава зеленая и шелковистая! – крикнул в ответ Конзен, его голос приглушала и искажала дверная створка. – А люди – эгоистичные и продажные, Тенпо! Это простые вещи!
Тенпо выбросил окурок за окно.
- Так что, Конзен, вторжение было удачным, а? – крикнул он.
- Миротворческий акт, ты хотел сказать!

Смешно, но Конзен был настолько же умен, насколько казался идиотом.

Название: 2. Смех (самопожертвование)
Фандом: Saiyuki Gaiden
Герои: Тенпо, Западная Армия
Тема: 4-5, Смех
Объём: (в словах или знаках) 285 слов
Тип: (джен)
Рейтинг: G
Саммари: На самом деле есть вещи более смешные и печальные.

Были и другие смешные вещи.
Человек в черной форме, сгусток белого света плавит влажный воздух.
Капельки воды оседают на лице, кровь барабанит в стенки сосудов, быстрее, быстрее, еще быстрее.
Еще быстрее.
Адреналин кувалдой бьет по голове, кто-то рядом – он помнит их всех поименно, он знает их всех в лица, но в бою реальность смазывается, становится нереальной, воздушной, летящей, и ты уже не можешь сказать, бабочка ты или порхающая в воздухе мясорубка.
На самом деле он маршал Западной Армии, на самом деле ему не нужно быть здесь, на самом деле ками нельзя убивать.
На самом деле…
Формулировка такова: «На Небесах смерти нет».
На самом деле формулировка слишком расплывчата.
На самом деле все идет ко дну.
На самом деле вот она смерть.
Умирающая, раскалывающаяся вечность завораживает маршала, он цепляется за свой долг, за свои цели, он сует себе под нос свои несведенные балансы, есть еще многое, что нужно сделать.
И он уже не бабочка.
И он уже не мясорубка.
Черная кровь тварей стекает по его неподвижному мечу.
Он останавливается, он смотрит: движение перед ним так стремительно, что видны только черные штрихи в воздухе.
Взлетает кровь, красная, настоящая.
Вечность издыхает и все никак не сдохнет.
Маршал смеется, рвет из-за пояса пистолет и стреляет, пока щелчки не становятся сухими и бесполезными.
Его зовут; он прыгает вперед, под ногами пружинит, это человеческая рука в черном рукаве, его зовут, кричат.
Взлетает кровь, черная, раскаленная, убить, всех убить, пусть не останется ничего живого, смысл войны – это бессмысленная смерть, смысл войны – это дрожь и тугое сопротивление живой плоти, которую рассекает меч.
Маршал приходит в себя от звука собственного смеха.
Он оглядывается по сторонам, его взгляд останавливается на трупе в черной форме.

На самом деле есть вещи более смешные и печальные, чем глупое самопожертвование.

@темы: saiyuki