21:54 

тексты с бличекинка раз

Kate S. Mint
The Box
Ренджи/Ичиго, первый раз по пьяни.
На очередной лейтенантской попойке Ичиго и Ренджи поспорили на желание или заключили какое-нибудь пари. Ичиго продул и Абарай требует свой выигрыш, а именно задницу временного шинигами, ну и остальное, что к ней прилагается немедленно. Ичиго знатно подпоили и он не сразу осознает, что проиграл собственную девственность – во время процесса паникует и пытается сопротивляться. Пока происходит "дефлорация" остальные присутствующие комментируют и дают советы. ссылка

...А пока Ассоциация Женщин-Шинигами чинно заседала в «кафе дворецких», мужики тоже, в общем-то, время зря не теряли.
Пивные банки стойкими бойцами теснились бок к боку, часть уже полегла. Подсохшие ломти пиццы выглядели так, как будто кто-то фигурно блевал на лепешки. Малютка-осьминог, прикорнувший около опрокинутой бутылки бурбона, казался печальным и чуть пожеванным. Кто-то уже закурил, кто-то кричал, чтобы музыку сделали погромче, но разбитый магнитофон отдыхал под столом в обнимку с разбитым сямисэном работы какого-то безвестного стомиллионного китайца.
- Но как?!! – рявкнул Ичиго.
Его пошатывало и мутило.
- Раком! – незамысловато пошутил Ренджи в наступившей тишине.
Ичиго погрозил ему кулаком и снова возопил:
- Как?!! КАК Я МОГ ПРОСПОРИТЬ СВОЮ ЗАДНИЦУ В СВОЙ ЖЕ ДЕНЬ РОЖДЕНИЯ?!!
Ассоциация Настоящих Мужчин-Шинигами безмолвствовала, ожидая то ли тортика, то ли зрелищ.
Ренджи и сам был изрядно пьян; попытавшись восстановить хронологию событий, он смог вспомнить только дьявольски хохочущего Ичиго, восклицающего: «Серо в гигае?! Да как нехуй, чувак!»
- Поспорили на желание? – неуверенно предположил Ренджи. – Заключили идиотское пари? Я пришел без подарка и решил сымпровизировать?
Из задних рядов некуртуазно загоготал Юмичика и тут же умолк, кокетливо поправив волосы.
Ичиго подозрительно зыркнул в его сторону, поднялся на ноги.
- Вам понадобятся презервативы, - сказал заботливый Кира. – Я читал, что люди озабочены проблемой предохранения. От нежелательной беременности и венерических заболеваний.
- Я тут внезапно вспомнил, - мрачно буркнул Ичиго. – У меня же сифилис и хламидии.
- А я вообще лет двести как умер, - парировал Ренджи.
- Нам понадобятся презервативы, - почти смирился Ичиго.
- Други! У кого есть презервативы?! – ухватился за шанс Ренджи.
- У Иккаку были, - ответил Кира.
- Юмичика сказал, что, мол, какой день рождения без надувных шаров, - загрустил Иккаку.
- Я же их с собой принес, - в сторону заметил Юмичика. – Вон, на тумбочке лежат.
- Тогда что вы надували? – развеселился Шухей.
- МЫ надували, - напрягся Иккаку.
Ичиго посмотрел на белесую гирлянду, украшающую потолок, и схватился за голову.
- А если я Огичи выпущу? – пробормотал он. – Это же не только моя задница. В некотором роде… В некотором, я имею в виду…
Ренджи, бесшумно подкрадывавшийся к нему со спины, чутко замер.
- Ичиго! Держи ответ за свой базар! – воззвал он к гордости шинигами. - Мужик ты или нет?
Ичиго икнул, стряхивая со своего зада бесстыжие ренджины ручонки.
- В том-то и проблема! – сообщил он. – И вообще, откуда я знаю, может ты соврал.
- Шинигами не врут! – обиделся Ренджи. – Не врут, не краснеют и всегда держат свой меч наготове!
Ичиго покосился на собственно меч, рельефно обрисовывающийся под джинсами.
- Ага, - сказал он. – Ладно. Мое слово – кремень. Раз проспорил – то проспорил. Завтра созвонимся. Оставь мне номер своего мобильника.
Ренджи навалился на него, облапил, грубый, теплый и тяжелый, задышал в ухо:
- Давай, солнце, не бойся. Ну что ты как баба, а.
- Не здесь же, – пробормотал Ичиго и опять икнул.
В общем-то, он все уже прикинул и решил, что по сравнению с… да хотя бы по сравнению с боем с Улькиоррой все это ерунда, не стоящая даже упоминания. Ну а в самом крайнем случае озабоченному бабуину Ренджи придется убегать от разъяренного Огичи. Да хотя бы даже от скучающего Огичи – все равно бабуину мало не покажется.
Он стукнул кулаком в стену и не почувствовал удара, как будто костяшки пальцев онемели.
- В этом весь прикол, - сказал Ренджи. – Да ладно, брось, тебе понравится. Наверное.
- Наверное, - вопросительно повторил Ичиго.
Его голос приглушила ткань – Ренджи как раз стаскивал с него футболку с Бобом Марли.
- Я так думаю, - сказал Ренджи. И бросил его футболку на пол.
- Ты так думаешь.
- Блин, не сбивай меня с толку.
До этого Ренджи спал только с женщинами – но сейчас, по пьяни, ему захотелось не мужчину или женщину – ему захотелось выебать именно Ичиго.
Ему захотелось выебать чистую силу, беспредельную и темную, как падение в пустоту, спрессованную в сильное гибкое тело и рыжие волосы.
Иногда он смотрит на своего капитана и так же падает в пустоту, но теперь останавливается.
Образ Ичиго как будто двоится в его глазах: это чистая сила, победитель всего, и это паникующий, сдерживающий свою панику мальчишка, которого так легко взять на слабо.
Ренджи не уверен, что не будет сожалеть потом – злость вместо доверия, отвращение вместо дружбы, - но сейчас он отбрасывает все сомнения.
Сила закручивает вихри в испуганных, вздрагивающих зрачках Ичиго.
Ичиго никогда ни с кем не трахался.
Просто так получилось.
Неожиданно сквозь плотный кокон опьянения к нему пробилась паника.
Он сказал себе: «Прекрати!», но это не помогло.
Он сказал себе: «Держи себя в руках, ты защитишь их всех», но эта фишка тут не работала.
Его соски, его живот, его член – то, с чем прекрасно справлялась его Подружка Правая Рука, все это под чужими бесцеремонными пальцами как будто внезапно потеряло чувствительность.
- Эй, эй, эй… - пробормотал Ренджи ему в шею. – Чего ты.
- Меня сейчас стошнит, - сказал Ичиго.
- От тебя, Ренджи, - прокомментировал кто-то.
- Или на тебя.
- Успеешь отпрыгнуть вовремя?
- Идите нахуй, - буркнул Ренджи. – А ты если меня заблюешь, я тебя точно выебу. Лопатой.
- Сука, я сам тебя лопатой выебу, - ответил Ичиго.
Комната все еще крутилась перед глазами, но теперь, когда Ренджи его не трогал, тошнота постепенно проходила.
- Смотри, - зачем-то похвастался Ренджи. - У меня большой. Круто, да?
- Может, просто хуями померяемся? – спросил Ичиго. – А, хрен с тобой.
Он стряхнул с себя джинсы и перешагнул через них.
- Хрен с тобой, ладно, - сказал Ичиго. – Трахни меня.
Он был весь голый и какой-то смирившийся, он уже не боялся, но как будто не понимал, зачем все это нужно и что от него хотят.
- Пойдем на кухню, - сказал Ренджи.
Ичиго пошатнулся.
- Ага, - ответил он. – Как раз сортир по дороге.
Он пошел вперед, врезался в дверной косяк лбом, взъерошил волосы, обернулся.
- Охренеть день рождения, да? – невнятно пробормотал он. – Просто пиздец.
Ренджи захотелось завалить его прямо в коридоре.
Тем не менее, он ждал.
Стоял под дверью в туалет и ждал.
Слушал и представлял, как Ичиго блюет, согнувшись над унитазом, и если сейчас распахнуть дверь и засадить ему, содрогающемуся в спазмах.
Наверное, это будет горячо.
Так горячо.
Так опасно.
Так смертельно опасно.
Так, мать его, смертельно опасно.
Открылась дверь, и Ичиго вывалился прямо на него, цепляясь за его плечи.
- Полтюбика зубной пасты сожрал, - сообщил он. – Что там дальше. Поцелуй меня, а?
Ренджи – руки придерживают за бедра, член упирается в живот – прижал его к себе и тихо застонал.
- Я тебя прямо здесь трахну… - он отстранился. – Черт, у тебя стоит, охренеть.
- Давай, поцелуй меня, - сказал Ичиго.
Ему просто хотелось, чтобы это безмозглое крутящееся состояние продолжалось. Тепло чужого тела, его касания, его трение, неожиданно возникшая невесомость и пульсация, все это будто оторвало Ичиго от земли. Он ловил губами язык Ренджи, прикусывал его и тут же выталкивал изо рта, и опять втягивал внутрь, казалось, это не надоест ему никогда. Что-то хлопнуло – открылась дверь, Ичиго рефлекторно дернулся от холодного прикосновения пластика.
- Утром точно выбью из тебя все дерьмо, - сказал он.
- Это мы еще посмотрим, - ответил Ренджи.
Он слишком увлекся, но теперь, глядя на лежащего на кухонном столе Ичиго, он видел не-женское тело и действовал так, как если бы оно было женским. Пощекотал языком соски, затвердевшие и плоские, неторопливо и извилисто спустился вниз, почти задевая щекой дергающуюся головку члена и возвращаясь к животу и груди; наконец, сжал ее губами.
Ичиго толкнулся вглубь, что-то простонал.
Ренджи отстранился, теперь он смотрел на Ичиго не как на партнера, не как на бездумную плоть, - скорее, как на поле боя, жаркое и изменчивое.
Пальцы, вцепившиеся в края стола; пульсирующие, перетекающие мышцы; вздрагивающий, налитый кровью член; тонкая ниточка слюны, словно притягивающая его к животу.
Ренджи широко раздвинул его колени и, щекотно пройдя по яйцам, погрузил язык в глубину ануса.
Ичиго дернулся, свел колени.
- Твою мать, это же ЖОПА! – прохрипел он.
- А это гигай, - ответил Ренджи. – Такая штука типа гондона.
Горячие, упругие мышцы расходились – он трахал Ичиго языком так глубоко, как мог, одной рукой надрачивая его член, а другой придавливая живот – демонстрация не-удержания при не-сопротивлении.
Ичиго вскрикивал, то и дело мотая головой, мышцы его живота ходили ходуном.
Ренджи оторвался от него – так неохотно, как если бы он оставлял противника недобитым. Спросил, хрипло и сам не узнавая свой голос:
- Ты хочешь еще?
Ичиго молча, с закрытыми глазами, закивал, он корчился на белом пластике стола, но все еще не разжимал пальцы, вцепившиеся в столешницу.
И теперь уже Ренджи не смог бы остановиться. Он ворвался внутрь, толкая вперед и без того широко раздвинутые колени Ичиго, не обращая внимания на его недовольные, скулящие стоны, не обращая внимания ни на что, плотно притягивая его к себе за бедра. Он как будто провалился, будто падал в пустоту, все ускоряясь и ускоряясь…
Что-то твердое и холодное уперлось в его поясницу.
«Бьякуя», - в оцепенении подумал Ренджи, но, глядя на вытаращенные и застывшие глаза Ичиго, подумал еще раз: «Кажется, лучше бы это был Бьякуя…»
- Охренеть день рождения, - бесцветно сказал Ичиго. – Пиздец, у меня даже маты закончились.
Ренджи обернулся.
Очень, очень медленно, с таким трудом, как будто его шея закаменела.
Чувствуя, как его член все еще пульсирует и скользит в Ичиго.
- У меня тоже… - прохрипел Ренджи. – Блядь, тоже закончились маты все…
- А у меня – еще даже не начинались! – гаркнул Ишшин.
Ишшин был в белом халате, а в руках у него была двустволка.
Это именно она упиралась в поясницу Ренджи.
А потом соскользнула вниз, и холодный металл настойчиво ткнулся между голыми ренджиными ягодицами.
- Ты обесчестил мое дитя! – пафосно провозгласил Ишшин.
- А можно я просто умру… - чуть слышно пробормотал Ичиго. Он покраснел так, как краснеют только рыжие, – до пунцово-алого, и, не привлекая к себе внимания, попытался незаметно стечь со стола.
Ренджи почувствовал, как его член выпадает из Ичиго, да и вообще в глубокий обморок.
- Ты лишил его невинности! – напирал Ишшин своей двустволкой. – Говоря по-нашему, по-медицински – дефлорировал!!!
- Ы? – спросил Ренджи, всей своей изумленной мимикой подразумевая «а где криминал-то, папаша?».
- Дефлорировал?!! – взвыл Ичиго почти что из-под стола.
- Достаточно посмотреть на орудие преступления подсудимого… - строго сказал Ишшин и ткнул своей двуствольной указкой в сжавшийся в панике член Ренджи, с которого предательски свисал помятый белесый лоскут латекса.
- Но это же… - начал было Ренджи.
- Стреляет реяцу, - флегматично сообщил Ишшин. – Ружье, в смысле. Разработка одного старого друга.
- И что теперь? – уныло спросил Ренджи.
- Как что? – удивился Ишшин. – Законный брак, конечно же!
- Сука! – взвыл Ичиго откуда-то из-под двери. – Урахара, ну какая же ты сука! Отпусти немедленно!
- Да, именно этого старого друга, - сообщил Ишшин погрустневшему Ренджи…

…Ренджи был задумчив и потерян. Он то и дело смотрел на дверь, почти машинально повторяя слова за сонным священником. Алкоголь наконец-то начал отпускать, и теперь он вспомнил, на что они с Ичиго спорили.
Кто громче перднет, ну надо же, какая ирония…
Это было так ничтожно и невинно, что Ренджи захотелось плакать.
Он бы и заплакал, но взгляд Бьякуи, гордящийся и какой-то удивленный – что-то типа «ну нихуя себе, бывает же такое» - заставил Ренджи собраться.
Ну, если быть совсем уж честным, то свист и радостное улюлюканье Ассоциации Настоящих Мужчин-Шинигами тоже немного повлияли.
Кто-то бесцеремонно облапил его за шею.
Ренджи обернулся – и наткнулся на взгляд Огичи.
Огичи дружелюбно оскалился:

«Повеселимся, детка».

@темы: bleach

URL
   

Kate S. Mint

главная